В БССР предлагали то, что сработало на Западе. Что не так с «золотыми землями» между двумя МКАД?

0
157

Сегодня в столице прошла дискуссия о Минской агломерации, организованная учреждением «Ваколица» и Белорусским союзом архитекторов. Помимо экспертов и активистов, на мероприятие пригласили проектировщиков и чиновников, но все они в последний момент отказались от участия. Тем не менее на дискуссии прозвучали интересные мысли от тех, кто еще со времен Советского союза занимается темой Минской агломерации. Почему это такой больной вопрос и в какую строну надо двигаться, чтобы жизнь «золотых земель» между двумя МКАД наконец-то стала развиваться планомерно и логично — в материале.

Дискуссия проходила в здании Белорусского союза архитекторов в центре Минска. На нее пришли архитекторы, представители Академии Наук, правозащитно-просветительского учреждения «Ваколица» и общественные активисты из пригорода Минска. На мероприятие также пригласили представителей Минархитектуры, Минприролды, Мингорисполкома, Миноблисполкома, а также институтов «Белниипградостроительства» и «Минскпроект». По словам организаторов мероприятия, чиновники и управленцы из институтов обещали прийти, но все вчера резко отказались.

Как рассказал зампред Белорусского союза архитекторов Михаил Гауфельд, последний проект Минской агломерации (территории «золотых земель» между двумя МКАД) разрабатывался «Белниипградостроительства» и «Минскпроектом» в прошлом году. И эти институты привлекали представителей Союза архитекторов в качестве экспертов.

В чем главная проблема «золотых земель»?

Но для начала обратим внимание на системную проблему в вопросе создания Минской агломерации. Дело в том, что территория между МКАД и МКАД-2 — это зона пересечения интересов Минска и Минской области. Формально там живут жители региона, но работают они, как правило, в столице. С одной стороны, Минск не рвется вкладывать в эту территорию деньги, а денег области на развитие этой территории не хватает.

В итоге — имеем то, что пригороды Минска бесконтрольно разрослись до размера средних городов, но социальная инфраструктура в них на уровне деревенской. Плюс к тому, много проблем с транспортным сообщением и инженерной инфраструктурой, включая канализацию и очистку стоков. И этот перекос с годами только усиливался. Как итог — бунтующие Колодищи, Боровляны, суды по поводу платы за инфраструктуру к участкам для строительства и многое другое.

Как проблему хотели решить в БССР, но решили на Западе?

По словам Гауфельда, во многих западных странах описанные проблемы решены таким образом, что столичная агломерация там является отдельной административно-территориальной единицей и поэтому там не существует конфликта интересов условных столицы и области. И, как выяснилось, именно так решение проблемы видели и ученые-градостроители в БССР.

— Тогда под агломерацией подразумевались места проживания, отдыха и работы, которые связаны друг с другом и находятся в едином административно-территориальном управлении, — говорит Гауфельд.

Это же подтверждает и доктор архитектуры БНТУ Георгий Потаев, который на протяжении почти 20 лет был замдиектора института «Белниипградостроительства».

— 35−40 лет назад мы разрабатывали работу по взаимодействию властей Минска и области. Основным результатом было то, что нужно объединить органы власти городов и районов. Но это настолько сокращало бюрократический аппарат, что эту работу сразу же отложили в сторону. А можно было бы чуть ли не вдвое сэкономить на аппарате управления и решать проблемы города и его окружения одной головой и одними руками, — говорит профессор.

А какая бы модель подошла Минской агломерации?

Но есть у Потаева и много свежих предложений по вопросу Минской агломерации, которой он как эксперт занимается долгое время.

По его словам, нам бы подошла поясно-лучевая схема агломерации, когда упор бы делался на развитие поселений у крупных дорог, а также поселений у крупных рекреационных зон. Отдельным пунктом должно стоять развитие специализированных населенных пунктов, таких как Боровляны (медицина) или Самохваловичи (сельское хозяйство). При этом важно дифференцировать подход к крупным поселениям ближе к Минску, а также к дачным кооперативам, где живут круглый год, и где живут только летом.

Ядром агломерации была бы территория до МКАД-2, а границами — такие города как Борисов, Молодечно и Марьина Горка. И именно этот потенциал системно закладывали градостроители в БССР.

— Ведь на этой территории с 60-х годов формировалась система охраняемых территорий вокруг Минска. С 60-х сделано многое. Как минимум — построена Вилейская водная система и сеть более мелких водохранилищ. Таким образом, получилось два пояса зон отдыха. Первый — до 20 километров от Минска, второй — до 40−50 километров, — объясняет Потаев.

Но все понимают, что сейчас нет больших ресурсов для глобальных и быстрых перемен. Но при этом, физически Минская агломерация существует. Нет ее лишь формально. И с этим надо что-то делать.

— Сейчас Минская агломерация — это 3 миллиона человек. Это крупнейшая зона концентрации жителей Беларуси. И нужно как минимум вести мониторинг, чтобы можно было на его основании сформировать стратегию и тактику решения и недопущения проблем, — говорит профессор.

Почему проблему не решить городами-спутниками?

Михаил Гауфельд добавляет, что как эксперты они написали создателям последнего проекта Минской агломерации рекомендации, что начать надо хотя бы с того, что не делать много разрозненных генпланов на эту территорию, а все-таки создать единый.

— В этом году должен корректироваться Генплан Минска. Но если в этой корректировке не будет упоминания Минской агломерации, то ничего не изменится, — добавляет архитектор.

Гауфельд также рассказывает, почему проблему не решить развитием городов-спутников, на которые сейчас делают упор.

— Спутники возникли из приказа не увеличивать население Минска и сдерживать его расширение. Но, чтобы они появились в таком виде, как нас учили в школе и университете, там должны быть места приложения труда. Да, сначала думали, что туда вынесут минские предприятия, но потом поняли, что проблема сложнее. Ведь когда там появляются производства, то туда не минчане едут работать, а люди из областей. Оголяются регионы. Это проблема не только Беларуси и каждая страна ищет пути, как с этим бороться. Но чтобы нам решить проблему, двух институтов недостаточно. Надо привлекать институты экономические и политические. Проблема не будет решена, пока не будет изменено законодательство и налоговая политика, — объясняет Гауфельд.

На дискуссии также выступили представители Академии наук, а также активисты. Позиции не пришедших на дискуссию чиновников явно не хватало.

— Проблема взаимодействия власти и общественности в том, что общественность всегда защищается. Она реагирует на те решения, которые уже приняты и отменить их уже сложно. Поэтому надо переходить от обороны к наступлению, но прежде чем митинговать, нужно писать запросы, — подытожил руководитель сектора растительного мира института экспериментальной ботаники Академии Наук Олег Масловский.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here