Закон об оценке получил плохую оценку

0
97

Автор: Владимир Гурвич

Экзамены, которые должны сдавать оценщики для допуска в профессию, могут оставить страну и без оценщиков, и без этой профессии.

Наша власть нередко принимает такие решения и законы, которые затем сама не может реализовать. И тут же начинает искать способы, как исправить ситуацию. Но часто это сделать гораздо сложней, чем изначально написать квалифицированный законодательный или административный акт.

Роковая дата

Именно так получилось с 172-ФЗ, который требует от оценщиков, чтобы они сдавали квалифицированный экзамен на вход в профессию.

Если оценщик не сдаст экзамен до 1 апреля 2018 года, то он как минимум на три года будет лишен права работать по профессии. При этом сами экзамены проводятся с опозданием на 8 месяцев. И хотя назначенный срок уже не так далек, пока сдавали их всего 560 человек, а сдали только 364. Надо понимать, что каждый оценщик имеет право сдавать три экзамена — по каждому направлению. Направлений же, согласно закону, появляется три: оценка недвижимого имущества, оценка движимого имущества и оценка бизнеса. Таким образом, количество экзаменов, которые необходимо сдать, внушительно.

В стране насчитывается примерно 22 тысячи оценщиков, нетрудно подсчитать, что если такие темпы сохранятся, то большая их часть экзамены так и не успеют сдать. И после 1 апреля 2018 года в России число таких специалистов сократится в разы. И как тогда будет функционировать эта индустрия, не знает никто.

Не дойти и не доехать

Ситуация осложняется тем, что в регионах многие оценщики просто физически не в состоянии приехать на экзамен. Для такой огромной страны этот вопрос был изначально не решен. И теперь он дает о себе знать по полной программе.

Для многих приехать в Москву по разным причинам невозможно. Одни не могут оставить бизнес, у других маленькие дети, у третьих не хватает денег на билеты. Практически нет сомнений, что многие так и не сумеют сдать эту экзаменационную сессию — не по причине нехватки знаний, а потому что не смогут на нее попасть. Все оценщики практически единодушны во мнении: нужно срочно принимать решение о переносе крайнего срока хотя бы до 1 января 2019 года.

 

Простор для коррупции

Но это лишь одна грань вопроса. Очень много претензий к самому тексту закона, в том числе и у Генеральной прокуратуры. Ее представитель Тимур Тахватуллин рассказывает, что ведомством была сделана экспертиза на коррупциогенность этого законодательного акта. Данная экспертиза обнаружила целый набор положений, подпадающих под данное определение.

Например, согласно закону, в помещении, где проводится сдача экзамена, предусмотрено дополнительное место. Для кого? Это открывает возможность для разного рода нарушений и злоупотреблений.

Также в законе не раскрыто, в каких случаях на экзамене можно использовать программное обеспечение, а в каких — бумажные носители. Это позволяет к экзаменующимся применять разный подход.

Кроме того, не определено понятие индивидуального задания. Неясно, оно может быть использовано для многих или для каждого готовится отдельно. Не решен вопрос с апелляцией. Не предусмотрена возможность апелляции по поводу споров о правильности ответов и апелляции по формулировкам самих вопросов.

Все это предоставляет возможность экзаменаторам использовать свое служебное положение в корыстных целях.

По мнению вице-президента Российского общества оценщиков Евгения Неймана, отодвигать сроки экзаменов без изменения формата и сути закона бессмысленно. Его следует кардинально перерабатывать, многие формулировки в нем просто абсурдны. И в первую очередь следует открыть сами вопросы, которые почему-то тщательно скрываются. Даже неизвестно, кто их составлял. А ведь они требуют публичного обсуждения в профессиональном сообществе. Задача экзамена в том, чтобы повышать уровень оценщиков, а не просто давать ответы на какие-то вопросы, многие из которых имеют слабое отношение к профессии.

 

Требует пересмотра и норма запрета на работу по профессии в течение трех лет, если оценщик не сдал экзамена. Во-первых, непонятно, почему выбран именно этот срок, во-вторых, за это время человек потеряет квалификацию, он будет не в курсе изменений, которые произойдут за этот период.

В стране далеко не все благополучно с образованием оценщиков. И экзамен нужен для тех, кто только вступает на эту стезю. Но для тех, кто давно работает в этой сфере, он бессмыслен и даже обиден. Это все равно что академиков заставлять сдавать ЕГЭ.

Но самое удивительное в законе даже не это, а то, что такой квалификационный экзамен надо будет сдавать каждые три года. И если экзаменующийся однажды споткнулся, то он будет вынужден оставить эту профессию. По крайней мере, до следующей сессии.

 

Един в трех лицах

Но дело не только в экзамене, он лишь закрепляет ту реформу оценочной деятельности, которая проводится. Суть же реформы в том, что отныне предлагается деление оценщиков по трем направлениям: оценка движимого имущества, недвижимого имущества и оценка бизнеса. До сих пор такого деления не существовало, оценщик был един в трех лицах. И никаких особых проблем это не порождало.

А что будет теперь? Евгений Нейман поясняет, что отныне для оценки объекта придется приглашать целую бригаду специалистов. Один будет оценивать движимые активы, другой — недвижимые, третий — сам бизнес. Это приведет к резкому росту затрат на эти услуги.

Конечно, если вообще удастся кого-то пригласить. Ведь сейчас все оценщики универсальные, а с 1 июля 2017 года они должны разделиться по специализациям, а в автоматическом режиме это сделать невозможно. Тогда зачем все это нужно? Министерство экономического развития не отвечает. Возможно, оно пока и само не знает.

 

СРО в опасности

Введение экзаменов в нынешнем формате приведет к разрушению системы саморегулирования в оценочной сфере. Она просто начнет отмирать по причине ненужности. У нее не останется ни реальных функций, ни средств контроля за своими членами. Даже если формально саморегулирование не исчезнет, оно превратится в фикцию. При этом, как замечает вице-президент СРО «Региональная ассоциация оценщиков» Кирилл Кулаков, сами оценщики выступают за ужесточение правил входа в профессию. Но представленная модель ни с кем не обсуждалась, она требует совсем иных подходов, и участие СРО тут крайне важно.

Сдача экзамена не решает проблем достоверности оценок; если оценщик совершит профессиональную ошибку, то проходил он тестирование или нет, ничего не меняет. Нужен совсем иной подход, когда Национальный совет по оценке должен разрабатывать и экзаменационные испытания, и правила работы на рынке. При этом, согласно закону, квалификационный экзамен оценщики должны сдавать один раз в три года. Но речь не идет о повышении квалификации, а только о повторной переэкзаменовке. Никакого смысла в такой практике нет.

Первый заместитель председателя Комитета ГД по бюджету и налогам Сергей Катасонов признает, что сложившаяся ситуация явно ненормальная. Она касается не только прав самих оценщиков, но и всех граждан. Нужно принимать законы, которые улучшают положение, а не осложняют его.

Признание депутата, конечно, ценно. Однако как следует поступить в данном случае, не знает ни он, ни сами оценщики. Принятый закон угрожает обрушить всю оценочную отрасль, но ни народные избранники, ни МЭР каких-то реальных способов исправить дело не предлагают. Как обычно, все надеются, что все образуется само собой. Только непонятно, каким образом.

Владимир Гурвич

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here